На этот счёт всё так показательно… Есть, в общем-то, всего два направления: католицизм и православие, и в этом очень недлинном ряду разновидностей религиозного устройства христианских, европейских верований первый – это явно сеньор, ну, а второй, соответственно — вассал. Пожалуй, в этом и состоит вся суть того, что называют верой во Христа на территории Европы. Ведь, если посмотреть на карту данного континента, то окажется, что большинство стран, население которых исповедует преимущественно католицизм – это агрессоры, захватывающие чужие рынки своими товарами, практически все из которых относятся к технологичным или высокотехнологичным. Ну, если жители того или иного здешнего континентального государства верны в основном православию, то это почти наверняка – сырьевики и крестьяне.

Христианство бывает агрессивным, ну или пассивным.

Забавно, правда? Точнее, чёрта с два хоть как-то весело, а тем более, смешно. Ведь, из этого явно неслучайного расклада вытекает вывод, состоящий в том, что официально безобидная христианская деятельность полна скрытой агентурной, подрывной работы, вполне недвусмысленно направленной на культивирование в обществе того или иного, очень устойчивого, так или иначе, рабского, стереотипного образа жизни. Причём, хозяйственного, а не просто какого-то там культурного, теологического и прочего от материальной трудовой деятельности отвлечённого. Если к этому добавить тот факт, что Россия смогла стать индустриальной державой только тогда, когда банально почти полностью убила в себе православие, то тут и вовсе становится не до шуток. Ведь, получается, что развитие промышленности в СССР стало возможно только после уничтожения на его территории власти церкви. При этом, стоило ей возродиться и всё покатилось в тартарары. Рухнула вначале сама страна, а потом посыпалась индустрия, расположенная на её территории.

Это и есть, как ни крути, реальные, а никак не выдуманные результаты насаждения православия. На данном примере очень хорошо видно, что там, где оно есть, никакого индустриального развития никогда не будет. Судя по всему, это технически невозможно, ибо явно и очень сильно противоречит религиозному устройству данного направления, якобы просто всего лишь вероисповедания, его некоему незыблемому, негласному, но свято соблюдаемому уставу. Который, как несложно догадаться, написан, конечно же, в угоду католицизма. Тут и думать, собственно, нечего. Одна вера — нагибает, а другая с ней явно смежная, ей прислуживающая – призывает и заставляет прогибаться. Отсюда, например, те же немцы-католики производят, типа, классные, а на самом деле, всего лишь немного более качественные машины, после чего, заставляют тех же православных россиян и украинцев их не только покупать, но ещё производить своими такими, чтобы в них было, в общем-то, стыдно садиться по сравнению с германскими.

Соответственно, при таких раскладах, более чем очевидно, что является очень важным условием возрождения индустриальных тенденций на постсоветском пространстве. Без чего в этом деле вообще никак не удастся обойтись, с той лишь разницей, что теперь надо будет сделать так, чтобы проживающие на этой обширной территории люди вообще никак не отвлекались, на какие бы то ни было религиозные, хоть на грамм призывающие к раболепию, верования.